Предложить новость

Предыдущая версия сайта ※ перейти ››

«Горячая линия» газеты «Адзінства»:  73-04-77,  73-12-35

26.04.2020 10:00

Глазами свидетеля: воспоминания борисовчанина — ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС

Авария на Чернобыльской АЭС давно названа самой большой радиационной катастрофой в истории человечества. Больше всего она коснулась нашей страны и северной части Украины. Радиоактивное загрязнение вследствие мощного взрыва в активной зоне ядерного реактора Чернобыльской АЭС примерно в 400 раз превосходило масштабы последствий атомной  бомбардировки Хиросимы. Спустя три месяца после аварии 30 сотрудников атомной электростанции, пожарных погибли из-за сильного заражения, пострадали — 8,4 млн человек. С прилегающих к ЧАЭС территорий были отселены более 200 тыс. жителей. Люди уезжали налегке, оставляя свои дома, имущество… Думали, что на время. Оказалось — навсегда.

В нашем районе живут люди, пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС: ликвидаторы, переселенцы. Один их них — наш земляк, полковник в отставке Геннадий Иванович Артемов, принимавший участие в ликвидации последствий катастрофы в Чернобыле.

Я служил в Борисове в должности первого заместителя начальника полит­отдела армии, — вспоминает Геннадий Иванович. — О том, что на Чернобыльской АЭС произошла авария, мы узнали сразу, но было сказано, что она небольшая. Масштаб трагедии осознали спустя время. Только через несколько дней озвучили, что это была авария века...

Пустой город Припять, отселенные деревни и саму атомную электростанцию Геннадий Артемов увидел осенью 1986 года.

В чернобыльской зоне я пробыл два месяца, — говорит полковник. — Мне на тот момент было 44 года, понимал, куда и зачем еду. Я человек военный, и приказ есть приказ. Там служил в должности начальника политотдела оперативной группы от Белорусского округа, в подчинении было около 6000 человек. С начальником оперативной группы не только ставили задачи личному составу, но и сами практически ежедневно ездили на станцию. Наши солдаты вначале расчищали крышу ЧАЭС от высокорадиоактивных материалов и проводили дезактивацию, затем те же мероприятия выполняли и вокруг станции, и в населенных пунктах.

При работе на станции все происходило очень быстро: солдат забегал, выполнял необходимые действия — и сразу назад. Потом следующий. И так — смена за сменой. Несколько раз одного человека пускать в опасную зону было нельзя. Даже за минимально проведенное в ней время бойцы успевали получить дозу 30-40 рентген (условно безопасная доза — 25 рентген и ниже. — Авт.). Дозиметры у АЭС зашкаливали, мы не знали, какой уровень радиации был на самом деле. Как-то после задания солдаты шли через «пропускник», и вдруг все затрещало, замигало. Оказалось, в подошве сапога у одного застрял небольшой кусочек радиоактивного графита с электростанции. Проверили — около 1000 рентген этот сапог выделял! Хорошо, что вовремя обнаружили…

Жили военнослужащие в деревне Рудаков Хойникского района, более чем в ста километрах от АЭС, на станцию ездили через опустевшие поселки. Дозиметры носили с собой повсюду.

Каждый день проезжали по зоне отселения, — продолжает Геннадий Иванович. — Жутко было видеть покинутые населенные пункты, пустующие дома, в которые, кажется, вот-вот должны были прийти люди. Только бегали собаки и иногда встречался брошенный скот.
Хорошо запомнилось ликвидатору, как при подъезде к Чернобыльской АЭС начинало сильно щипать глаза и во рту появлялся металлический привкус. А еще навсегда в памяти остался рыжий сосновый лес, прилегающий к электростанции, — около 200 км². Высокая доза поглощенной радиации в течение 30 минут после взрыва привела к гибели деревьев и окрашиванию их в буро-красный цвет, из-за чего лес и стали называть Рыжим. Во время работ по дезактивации территории он был уничтожен и захоронен. Восстанавливается естественным путем.

Хорошо помню сплоченность ликвидаторов последствий чернобыльской аварии, — вспоминает Геннадий Артемов. — Они действительно проявляли героизм, хотя считали это выполнением долга. Никому даже в голову не приходило отказаться, уехать назад, хотя многие из наших ребят были призваны из запаса. Выполняли любые работы. Знали, что получали большую дозу радиации, но, тем не менее, шли ей навстречу. Понимали — это необходимо сделать… 

Авария на Чернобыльской АЭС случилась по вине людей. И очень важно не допустить такого впредь…

В личном деле Геннадия Артемова написано, что, находясь в чернобыльской зоне, он получил дозу 40 рентген. Безусловно, это отразилось на здоровье. Но жизнь продолжается, и в ней есть свои радости и печали, а самое главное — есть семейное тепло и покой. Только вот память не дает забыть те страшные дни 86-го…

В период пандемии каронавируса в зоне отчуждения чернобыльской зоны Украины уже несколько дней горит тот самый Рыжий лес. Бушующий пожар в условиях засухи пока не удается взять под контроль. Жизнь приготовила новые испытания. 26 апреля Чернобыльская молитва вновь прозвучит во многих храмах Беларуси…

Ольга ЦЫБУЛЬКО

P.S. Если вы являетесь ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС или переселенцем из зараженной зоны и хотите поделиться своими воспоминаниями о тех страшных днях, позвоните в редакцию «А» по телефону 73-04-77.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER
681